понедельник, 23 ноября 2015 г.

Артур Бондарь: «У нас была задача создать мемориал поколения»

This is a photobook расспросил украинского фотографа Артура Бондаря о его книге «Подписи войны» (рецензию на нее читайте тут), о краудфандинге, цветовых акцентах в издании и о том, как эта работа вывела на новый уровень его видение собственного проекта.



Одна война на всех: «Подписи войны» Артура Бондаря

Это тот случай, когда не в выставочном формате (хотя мне знакомы разные способы экспонирования проекта), не тем более в качестве онлайн-публикаций, а именно в книжном варианте фотографический материал обретает наиболее точную форму. На протяжении последних трех-четырех лет наталкиваясь на «Подписи войны», я расценивала работу Артура Бондаря как довольно простую историю с ясным документальным посланием, но, впрочем, не с самым очевидным визуальным решением. Важно помнить, что это не серия с классичными снимками российских и украинских ветеранов Второй мировой, а полароиды, каждый из которых сам по себе уже является уникальным, исключительным объектом, что подчеркивает и усиливает отношение к запечатленным на них людям.




воскресенье, 15 ноября 2015 г.

«Фотокниги: К истокам медиума». Анонс лекции № 3. Послевоенные фотокниги Европы

Ох, я же забыла сделать анонс третьей лекции (а уже четвертая на подходе).

Вторая мировая война, несомненно, кардинальным образом изменила европейский физический ландшафт, но, пожалуй, в значительно большей степени она преобразовала ландшафт ментальный. Это случилось, однако, не тотчас. В полной мере обновление общественной памяти и проработка коллективной травмы, нашедшие выражение и в художественной среде, начались позднее. Первые же послевоенные годы в странах, затронутых боевыми действиями, отмечены процессами восстановительными и примирительными. Обе эти темы сразу плотно входят в европейский фотографический контекст, где становятся предметом социального заказа, с одной стороны, и оказываются в центре нового гуманистического движения — с другой.

Как изменение визуального языка в голландской фотографии после Второй мировой проявило себя в книжном формате? Какой из чешских издательских проектов был назван «сюрреалистической медитацией о войне и сопротивлении», а какой — триумфом искусства над трагическими историческими обстоятельствами? Как создавалась дебютная фотокнига Картье-Брессона, ставшая одной из ключевых работ столетия? Почему проекты испанского издательства Lumen их создатели именовали «абсолютно новым концептом»? Чья книга вывела британскую фотографию из состояния лимба? Почему немецкие издания после Второй мировой носили ретроградный характер?



Третий эпизод видеолекционного проекта «Фотокниги: К истокам медиума» посвящен голландским, чешским, французским, испанским, итальянским, британским и немецким работам послевоенного периода.

Подробнее о проекте
Пилот «В начале была книга» (в свободном доступе)
Лекция № 1. «Осторожно, модерн»
Лекция № 2. «Документ / Пропаганда»

среда, 4 ноября 2015 г.

Трое в лодке: Опыт Russian Independent Self-published

Впервые о себе проект Russian Independent Self-published заявил в июне этого года, накануне ViennaPhotoBookFestival, куда московский фотограф Елена Холкина отвезла самиздат нескольких российских авторов, представив эти работы на отдельном столе в рамках книжной ярмарки. Название для коллектива, в чей костяк, помимо Лены, вошли также Наталия Балута и Алла Мировская, придумывалось скорее из соображений необходимости: чтобы выкупить стенд на фестивале, требовалось как-то о себе заявить. Однако выбранная в итоге простая формулировка удачно совместила в себе и ироничное отношение к новообразованной организации, и вместе с тем некое послание, даже манифест.

Небезуспешный опыт в Вене сподвиг художников уже в полном составе отправиться на Unseen в Амстердаме, где участники Russian Independent Self-published выступили не как формальное предприятие, а в большей степени в качестве творческого союза.

Блогу This is a photobook трио активных членов группы рассказало о том, как долго назревала потребность в коллективном взаимодействии, какая реакция европейской аудитории показалась «русским независимым» самой ценной и почему они теперь собираются расширять свою деятельность.

Наталия Балута, Алла Мировская и Елена Холкина на книжной ярмарке Unseen 2015, Амстердам

пятница, 9 октября 2015 г.

«Фотокниги: К истокам медиума». Анонс выпуска № 2. «Документ / Пропаганда»:

Двойственная природа документалистики, о которой даже пионеры жанра говорили как о творческой интерпретации современной действительности, вызвала полемику в фотографии 1930-х годов. Дискуссии эти до сих пор сложно назвать завершившимися, но именно в четвертое десятилетие XX века подобный спор впервые зазвучал в полный голос. Пропагандистская фотокнига, расцветшая в это время в Советском Союзе и других тоталитарных государствах, и документальное движение, расширившее свое поле в издательской сфере в демократических странах — они такие разные, но вместе с тем близкие друг другу, идущие бок о бок в историческом контексте.

Каким был показан в работах 1930-х Париж, ставший центром документальной фотографии в Европе? Как Биллу Брандту удалось оказаться внутри и вне исследуемого им британского социального ландшафта? С каким непростым положением столкнулись американские документалисты, работавшие по заказу общественных и политических организаций? Что способствовало прорыву в советской фотокниге, и как в этом поучаствовали конструктивисты?

 

Второй выпуск моего видеолекционного проекта посвящен европейским и американским документальным изданиям, а также феномену советской пропагандистской фотокниги 1930-х годов.

Выпуск уже доступен в онлайн-магазине «ФотоДепартамента».
Бесплатный пилот можно увидеть тут в HD-качестве тут.
Манифест проекта читайте здесь.

пятница, 18 сентября 2015 г.

«Осторожно, модерн»: Фотокниги модернистов 1920-х и 1930-х годов

Прошло две недели, а значит, время для нового выпуска видеолекционного проекта «Фотокниги: К истокам медиума». Первый номерной эпизод посвящен работам европейских, русских и американских модернистов 1920-х и 1930-х годов.


Какое из изданий считалось классикой ар-деко? Чей проект Эль Лисицкий назвал волнующим, подобно драматическому фильму? В чьи книги футуристы мечтали завернуть селедку? Как сборник «Про это» Маяковского и Родченко сформировал уникальный союз слова и изображения, а «Facile» Мана Рэя и Поля Элюара возвеличила супругу и музу французского поэта? Какое модернистское издание можно считать самым популярным и продаваемым, а какое стало манифестом экспериментального крыла европейской фотографии? Как Уокер Эванс сделал нарратив в своей работе American Photographs произведением искусства, положив начало коренным преобразованиям в фотокнижном медиуме?


Выпуск уже доступен в онлайн-магазине «ФотоДепартамента».
Бесплатный пилот можно увидеть тут в HD-качестве тут.
Манифест проекта читайте здесь.

четверг, 3 сентября 2015 г.

Пилотный выпуск видеолекционного проекта: «В начале было слово»

Итак, вот он, пилотный выпуск видеолекционного проекта «Фотокниги: К истокам медиума», ранее анонсированного в блоге. Этот эпизод, напомню, будет находиться в свободном доступе. Посвящена первая лекция проблеме самого термина, сложившегося относительно недавно, и прообразам фотографических изданий, созданным в XIX веке.

Какие две работы претендуют на звание первой? Почему коллеги-астрономы похвалили Джеймса Несмита за его визуальную фантазию? Как Джулия Маргарет Кэмерон придумала жанр фоторомана, а Роджер Фентон и другие военные фотографы положили начало документальным фотокнигам? За что модернисты обвиняли автора «Индейцев Северной Америки» Эдварда Кертиса в предательстве?

Следите за анонсами новых лекций в блоге. Свежие выпуски будут доступны по подписке в онлайн-магазине «Фотодепартамента». Периодичность выхода эпизодов — раз в две недели.

понедельник, 31 августа 2015 г.

Анонс лекционного проекта «Фотокниги: К истокам медиума»

Общая история фотографии всегда следовала двумя направлениями. С одной стороны, взгляд был обращен на технологические процессы, с другой — анализу подвергался эстетический метод, связываемый с национальными школами, жанрами, иконическими образами и наследием отдельных авторов. Но вне рамок традиционного подхода долгое время оставался крупный исследовательский пласт.

С первых публикаций еще в 40-х годах XIX века книга является в такой же степени естественной средой существования фотографии, что и галерейная стена. Учитывая ранние издательские опыты, можно даже утверждать: книга — первая и наиболее корректная форма презентации фотографии, откуда та позднее перебралась в музейное пространство. Однако, несмотря на это, история никогда не помещала ее в центр внимания.

В последние годы, впрочем, в этой области можно наблюдать значительные перемены. Рост интереса как со стороны исследователей, так и со стороны коллекционеров и фотографов вывел изучение фотокниги на новый уровень. Выпускаются исторические антологии и сборники эссе, по мотивам ретроспективных выставок выходят подробные каталоги.


Эти изыскания в большинстве своем не достигают российских рубежей. В последние два года у нас постепенно набирает обороты культура селф-паблишинга, и знание исторического контекста — и международного, и родного — кажется мне очень важной частью процесса расширения фотокнижного поля в стране. Той частью, что необходима как для потенциальных потребителей изданий, так и для самих авторов. Той частью, что помогает понимать книгу и любить ее, питает опыт современных фотографов, позволяя им видеть не отдельные фрагменты мозаики, а их совокупность.

Чтобы делать крутые книги, мало одних навыков владения профильными программами. Недостаточно и знакомства лишь с сегодняшними примерами медиума. Важно понимать культурный код, сокрытый в современных работах, их ДНК, то есть осознавать общие источники влияния, а не просто собирать объекты копирования.

На протяжении последнего года я читаю лекции по истории фотокниги вживую и в онлайн-режиме. Как правило, это выступления длиной чуть больше часа, в рамках которых я успеваю дать краткий обзор темы, заглянув в самое начало и стремглав пробежавшись по XX веку. Да, времени всегда не хватает (в особенности если ты говоришь о том, что тебе так интересно), но 60 минут на полтора века фотографических изданий— это все-таки экстремальные условия. Стесняют также и географические рамки. Проживая в Челябинске, я чаще всего не имею возможности читать лекции, выезжая в другие города, а соглашаясь на общение по скайпу, всякий раз переживаю за качество связи.

Идея цикла видео под общим названием «Фотокниги: К истокам медиума» родилась из желания преодолеть и временные границы, и, скажем так, пространственные, при этом расширив аудиторию.



В рамках проекта я запланировала 11 лекций. Первая, вступительная, будет посвящена проблеме термина и прообразам фотокниг, созданным в XIX веке. Она станет своего рода пилотным эпизодом этого интернет-сериала. В остальных десяти я расскажу уже о XX столетии. Как фотокнига стала неотъемлемой частью теории и практики модернистов в период между двумя мировыми войнами? И какую роль в этом процессе сыграли работы российских авангардистов? С каких изданий 1930-х начал формироваться современный образ документальной книги? Почему The American Photographs Уолкера Эванса и The Americans Роберта Франка стали ключевыми изданиями в истории формата? Каким образом фотокнига отреагировала на послевоенный ландшафт Европы? Как японские издания 1960-х и 1970-х взорвали фотокнижное поле, а работы европейских авторов отразили протестные настроения конца 1960-х годов? Как художники того времени взяли фотокнигу в оборот и изменили правила игры, как послевоенные поколения фотографов выплеснули на страницы свою страсть и ненависть, а Дюссельдорфская школа их охладила?

Новые эпизоды этого цикла (в свободном доступе окажется только пилотный выпуск) будут появляться раз в две недели в лекционном разделе онлайн-магазина «Фотодепартамента», являющегося партнером проекта, и будут доступны по подписке.

То, что вы увидите, я обозначила как лекционные фильмы. Это, безусловно, не абсолютная история вопроса, но это приглашение вместе прыгнуть вглубь кроличьей норы. И я буду рада, если вы присоединитесь к этому путешествию.


СПИСОК ДОСТУПНЫХ ЭПИЗОДОВ
Лекиция № 0. «В начале была книга». Проблема термина. Прообразы фотографических изданий, созданные в XIX веке.
Лекция № 1. «Осторожно, модерн». Издания русских, европейских и американских модернистов 1920-х и 1930-х годов.
Лекция № 2. «Документ/Пропаганда». Европейские и американские документальные издания, а также феномен советской пропагандистской фотокниги 1930-х годов.
Лекция № 3. «В шесть часов вечера после войны». Голландские, чешские, французские, испанские, итальянские, британские и немецкие фотокниги послевоенного периода.
Лекция № 4. «Нерешающий момент». Американские и европейские издания 1950-х и 1960-х годов, относящиеся к направлению визуального потока сознания.
Лекция № 5. «Это — провокация». Фотокнижный бум в Японии 1960—1970-х.

Пакет из пяти первых лекций по сниженной цене

Двухчастный выпуск (лекции № 6 и № 7)
Лекция № 6. «Я протестую!». Фотографические издания как зеркало протестов второй половины XX века. Американская, европейская и японская классика жанра 1960-х и 1970-х и его современные примеры, выпущенные в новом столетии.
Лекция № 7. «Sex, drugs & photobooks». Фотокниги, появившиеся благодаря либерализации сексуальных нравов в 1960-х. Эксцентричные европейские эротические альбомы, зачинатели дневникового стиля, провокационные исследования природы вуайеризма и дидактические антинаркотические высказывания.

Двухчастный выпуск (лекции № 8 и № 9)
Лекция № 8. «В мире искусства». Формат фотографического издания в руках у художников
1960—1990-х годов. Спорная серия публикаций Эда Руше как точка входа концептуальных практик в фотокнигу. Эксперименты американских и европейских авторов — от Уорхола до Фонткуберты.
Лекция № 9. «Анонимные скульптуры». Фотокниги четы Бехер и учеников и последователей «дюссельдорфской школы». Издания на границе между концептуальным искусством и документалистикой. Естественно-научный принцип каталога как художественный принцип и метод типологии как инструмент для насмешки.

пятница, 21 августа 2015 г.

Тома Совен: «Я одержим Китаем»

This is a photobook публикует перевод интервью, которое Брэд Фойерхельм взял у Тома Совена по случаю выпуска фотокниги Until Death Do Us Part (обзор издания читайте тут).



– Мы с вами вели продолжительную беседу о грузе собирания фотографий и идее противопоставления роли редактора и художника. Мы подробно обсуждали, что коллекционирование и редактирование, пусть даже искусно выполненное, можно понимать… как обычное редактирование. А потом вы отошли от этого и стали художником благодаря вашему таланту в создании по-настоящему важных работ в рамках проекта Beijng Silvermine. Что заставило вас изменить свою позицию как редактора и коллекционера в сторону художника?

– Я полагаю, это произошло естественно, после того как я поделился проектом в формате экспозиций и книг. На протяжении первых лет я потратил много времени, накапливая негативы, контролируя процесс их оцифровки, чтобы увидеть и снова и снова сортировать изображения, чем в известной степени и занимается коллекционер и редактор. Затем я был достаточно удачлив, чтобы получить возможность рассказать о проекте с помощью десяти выставок и двух публикаций, что, само собой, разнообразило характер моей работы. Вероятно, я стал больше художником в тот день, когда должен был ответить на следующие вопросы: что я показываю? Как я это показываю? И, главное, что я хочу этим сказать?

Место для курения: Until Death Do Us Part Тома Совена

На протяжении нескольких лет Тома Совен, француз, обосновавшийся в Пекине, коллекционирует оригинальные негативы, спасаемые им от переработки, главная цель которой — получение содержащегося в пленках нитрата серебра с последующей его перепродажей химическим лабораториям. Каждый месяц он ездит в места утилизации мусора, где килограммами скупает фотографии. Каникулы, встречи с друзьями и в семейном кругу, посещения тематических парков — сюжеты большинства карточек тривиальны. Тем не менее, начиная с появления в КНР в 1985-м первой мейнстримовой камеры Kodak и заканчивая 2005-м, знаменующим взлет популярности цифрового изображения и упадок аналоговой съемки, эти кадры документируют эпоху значительных экономических и культурных изменений в стране. Проект Совена Beijng Silvermine, в рамках которого он разбирает залежи негативов, классифицирует их и демонстрирует на фотофестивалях по всему миру, — это два десятка лет китайской истории, увиденной изнутри и показанной простыми людьми.

Until Death Do Us Part, 2015
Кроме выставочного формата, Тома работает также и с фотокнижным медиумом, избирательно презентующим его обширный архив. В 2013-м в сотрудничестве с Archive of Modern Conflict он выпустил сначала миниатюрный пятитомник Silvermine, номинировавшийся на ряд престижных наград, включая Paris Photo Aperture Foundation First Photobook Award и Deutsche Börse Photography Prize, и отмеченный по итогам года многими экспертами, а после для цикла Amc2 Journal подготовил выборку студийных портретов 1930—1980-х. Обе эти публикации отличали искусная редактура и наличие оригинальной формы, в целом довольно простой в исполнении.

С того момента, как я перестала просто покупать отдельные экземпляры и начала уже осознанно формировать собственную коллекцию, я покинула лагерь поклонников хитроумного дизайна книг. В моем собрании есть несколько таких объектов, и, хотя я питаю к ним нежность, ревизия занимаемых ими стеллажей всякий раз меня ввергает в паническое состояние. Издания, чьи обложки выполнены из хрупкого материала, или работы, заключенные в мудреные футляры, зачастую очень прихотливы в хранении. Такого рода фотокниги, по обыкновению, требуют выделения под них отдельных полок, а таковых, как известно, всегда мало.

Until Death Do Us Part, 2015
Until Death Do Us Part Тома Совена можно было бы отнести к подобным «неудобным» предметам коллекционирования, но не получается. У этого 108-страничного издания скромный размер — оно упаковано в сигаретную пачку (к слову, настоящую, с крошками табака на донышке) и имеет обложку, стилизованную под стройный ряд папирос. Сама затянутая в целлофан, защищающий ее от внешних повреждений, эта коробочка оберегает и фотокнигу, позволяя спокойно поставить ее на полку среди других экземпляров.

Если отбросить все это занудство пытливого собирателя, остается умещающаяся на ладони изящная, продуманная и аккуратно осуществленная работа художника (а Совен, надо признать, шагнул за пределы обычного редактирования архива). Алый корешок вторит цвету пачки, края листов окрашены в золотой, внутри нет никакого текста, за исключением краткой аннотации в самом конце. Этакая «маленькая красная книжица», где вместо изречений Мао представлены визуальные цитаты о табачной культуре Китая (где проживает треть курильщиков мира), нашедшей неожиданное воплощение в здешних свадебных ритуалах. По уже уходящей традиции невеста в КНР должна помочь прикурить каждому приглашенному на торжество гостю, а в паре с женихом они нередко принимают участие в наивных конкурсах и играх, связанных с сигаретами.

«Любовь и смерть идут рука об руку», — поясняет Тома распространенный фотографический сюжет, и кажется, что эта ремарка относится не только к табачному дыму в условиях рождения новой китайской семьи, но и к тому, что делает Совен со своей коллекцией, спасая от гибели почти исчезнувшую аналоговую фотографию.

 

Until Death Do Us Part
Thomas Sauvin
Jiazazhi Press, 2015
1000 экземпляров
108 страниц
53 x 83 x 21 мм
50 фотографий
Твердая обложка, сигаретная пачка






пятница, 19 июня 2015 г.

Независимые русские едут в Вену

В эти выходные в Вене в очередной раз пройдет ViennaPhotoBookFestival, к третьему году своего существования превратившийся в одно из наиболее представительных фотокнижных событий Европы.

В его программу, по обыкновению, войдет серия лекций с известными персонами индустрии, из которых главной звездой на фестивале 2015-го, несомненно, будет американец Уильям Кляйн. Кроме того, на мероприятии в австрийской столице появятся британский критик Колин Панталл, издатель Майкл Мак (основатель MACK впервые выступит перед венской публикой), коллекционеры Джерри Беджер, Манфред Хейтинг, Андреас Х. Битеснич и Мишель Ауэр, дизайнер Аня Налецка, автор Hidden Islam Николо Дегиоргис и член агентства Magnum Оливия Артур.


Но открытые встречи, по сути, служат обрамлением для ключевого пункта в расписании ViennaPhotoBookFestival — книжного рынка, объединяющего издателей (от маленьких до крупных, от только нарабатывающих репутацию до опытных), дилеров, собирателей и просто страстных любителей фотокниг.

В рамках этой площадки третий год подряд свои работы представят студенты Школы Родченко (в 2013-м именно с похожей поездки в Вену началась история успеха проектов «Be happy!» Игоря Самолета и «25 weeks of winter» Кати Анохиной, выпускников учреждения). Фактически до сегодняшнего момента московская институция в одиночку знакомила ViennaPhotoBookFestival с молодыми российскими авторами. Однако в грядущие выходные на австрийское мероприятие приедет группа независимых отечественных фотографов. Без протекции со стороны каких-либо фондов и галерей, без сторонней поддержки — на моей памяти впервые наши авторы самоорганизуются таким образом и отправляются продвигать собственные книги, хотя за рубежом такая практика уже давно распространена.

четверг, 7 мая 2015 г.

Open call # 6

Обзор последних фотокнижных конкурсов и фестивалей, открывших прием заявок на участие.


The Paris Photo — Aperture Foundation PhotoBook Awards 2015 в Париже

Одна из самых престижных фотокнижных премий, призеры которой, по обыкновению, определяются в ноябре в столице Франции, открывает прием заявок в трех категориях. В номинации First PhotoBook о себе могут заявить авторы изданий, выпущенных в срок с 1 сентября 2014-го по 7 сентября 2015-го и находящихся в продаже или свободном распространении. Проекты, существующие только в цифровом виде, на награду претендовать не могут. К конкурсу допускаются первые работы, опубликованные самостоятельно, первые книги, созданные ограниченным тиражом или в формате печати по требованию, а также ставшие дебютным опытом сотрудничества с издательством (даже если до этого конкурсант занимался селф-паблишингом).

Категория PhotoBook of the Year предназначена для проектов одного фотографа или группы авторов и художников. Непременным условием является тираж не менее 100 экземпляров. Сроки издания работы такие же, как и в предыдущей номинации. Наконец, раздел Photography Catalogue of the Year открыт для каталогов выставок и музейных изданий.

Процедура определения победителей премии не меняется несколько лет: сначала жюри сформирует шорт-лист, встретившись в Нью-Йорке, а затем отобранные публикации составят экспозицию в рамках Paris Photo. Обладателю награды First PhotoBook вручат 10 000 долларов. Победители в других двух категориях получат исключительно репутационный профит.

Дедлайн: 11 сентября
Регистрационный взнос: 20 долларов (First PhotoBook) и 50 долларов (PhotoBook of the Year и Photography Catalogue of the Year), но размер взноса распространяется на ранние заявки.
Подробности

суббота, 11 апреля 2015 г.

Леонид Гусев (Treemedia): «Никогда не думал об издательской нише»

В 2005 году, ровно 10 лет назад, Treemedia (тогда, впрочем, еще не носившее свое сегодняшнее имя) выпустило альбом «Рожденные в СССР» Игоря Мухина, ставший первой фотокнигой в каталоге издательства. И по сей день эта небольшая независимая компания остается у нас в стране в своем роде единственной, уделяющей внимание главным образом иллюстрированным работам и проектам, посвященным истории и теории фотографии. При участии Treemedia появились отечественные бестселлеры «Фотография как…» Александра Лапина и «Последняя империя» Сергея Максимишина, русскоязычная версия удивительного «Черного паспорта» Стенли Грина, изящная и глубокая «Жидкая земля» Рены Эффенди, наиболее полная ретроспектива Ляли Кузнецовой и монументальная «Лесостепь» Валерия Нистратова.

This is a photobook расспросил издателя Леонида Гусева о работе над этими книгами, опыте сотрудничества с голландцами из Schilt Publishing и о поле российского селф-паблишинга.


«Лесостепь» Валерия Нистратова, 2008
— Что вдохновило вас на издательскую деятельность? Что подтолкнуло к созданию Treemedia?
— В 2003 году знакомый привел меня на курс занятий Александра Лапина, проходивший у него дома. Лекции и семинары, входившие в курс, послужили основой для книги «Фотография как…». Как-то раз на одном из занятий Лапин посетовал, что он написал книгу, она полностью подготовлена к печати, но издательство МГУ не может найти денег на ее печать. Деньги у меня в тот момент были, и я имел достаточное представление о полиграфических технологиях и книжной торговле. Так как все, что говорил Лапин на своем курсе, представлялось мне весьма разумным и интересным для увлекающихся фотографией, то я предложил ему издать книгу за мой счет, даже не читая ее. Собственно, мои функции как издателя свелись к тому, что я посоветовал изменить фон обложки с белого на черный, организовал печать в Турции и нашел дистрибьютора, который забрал весь тираж. Конечно, в тот момент я не предполагал, что стану издавать книги. Опыт с Лапиным был просто желанием помочь приятному для меня человеку. Название Treemedia я придумал позже, в 2009 году, и какое-то время до открытия компании с этим именем оно служило торговой маркой. Организовать непосредственно компанию Treemedia в 2011 году мне предложили мои партнеры, которые видели в этом определенный смысл.

понедельник, 26 января 2015 г.

Магия скрытого: «Секреты» Натальи Резник

О «Секретах» Натальи Резник я совсем недавно писала, комментируя персональный рейтинг любимых фотокниг 2014 года, куда эта работа вошла наряду с семью другими изданиями от авторов с постсоветского пространства. По горячим следам предыдущей публикации фотограф из Перми, ныне обосновавшаяся в Германии, рассказала в интервью блогу This is a photobook о том, как она решила найти для своего проекта альтернативную форму реализации, об эмиграции как процессе, схожем с перерождением, и об особенностях сотрудничества с немецкими типографиями.


«Героини „Секретов“ — женщины из СССР, переехавшие в Германию. Вместе со своими моделями Резник воссоздает популярный в советское время девчоночий ритуал и прячет в землю самое близкое и дорогое — вещи, привезенные с родины, но бережно хранимые до сих пор: ноты песни о России, старый томик Достоевского, семейный снимок в декоративной рамке, кукольное платьице, кружевная салфетка, аудиокассета. В книге этот игровой мотив акцентирован с помощью вырубки в формы круга на нескольких страницах — казалось бы, очевидный, но между тем эффектный и нелишний способ подкрепить концепцию проекта. Зрителю же он помогает через годы заглянуть в чужие секретики и обнаружить в них самого себя, живущего в России здесь и сейчас, но соединенного с чужими судьбами по ту сторону границы».

среда, 21 января 2015 г.

Дорогие мои: Фотокниги года по версии This is a photobook

Поддавшись соблазну «лихорадки списков» и переждав основную волну публикаций фотокнижных итогов года, представляю наконец и свой вариант рейтинга изданий прошедшего 2014-го. В шорт-листе для This is a photobook (авторы в нем выстроены по алфавиту) я намеренно собрала исключительно те работы, к которым имеют отношение авторы, так или иначе связанные с постсоветским пространством. Причин у такого решения несколько.



Во-первых, нет смысла в очередной раз признаваться в любви к проектам, неоднократно отмеченным другими ревьюерами. Вы и так про них знаете (либо узнали недавно из предыдущих постов). Во-вторых, в свете того, что медиум фотокниги постепенно набирает популярность в нашей стране, важно, как мне кажется, отметить те издания, которые уже ярко выделяются на этом поле, причем не только у себя на родине, но и за рубежом. И, в-третьих, в течение всего этого года я упорно формировала остов своей русской коллекции и теперь, пользуясь случаем, не могу не поделиться мыслями о некоторых любимых обитателях моей книжной полки с читателями блога. Enjoy!

вторник, 13 января 2015 г.

Коллективный каталог новых российских фотокниг

27 декабря в Петербурге, как я ранее анонсировала, состоялся День фотокниги. Фотодепартамент выложил у себя на сайте детальный отчет об этом событии, но не могу удержаться от публикации в блоге видео с мероприятия, основным действом которого стало изготовление коллективного каталога новых российских изданий.



Собственно говоря, а так выглядит каталог постранично.



О некоторых проектах из каталога я уже писала в блоге, о других планирую рассказать в ближайшее время, поддавшись «списочной лихорадке» и составив собственный рейтинг лучших фотокниг года (отечественных), а остальные, новые работы еще только предстоит увидеть в 2015-м. Надеюсь, это будут приятные открытия, которыми я поделюсь и с вами.

пятница, 9 января 2015 г.

Фотокниги года: Версия 2014

Как правило, с ноября профильные издания, блоги и прочие онлайн-площадки, так или иначе связанные с фотографией, начинают крупномасштабную бомбардировку своими версиями списков лучших фотокниг уходящего года. После знакомства с содержанием основного состава этих рейтингов незатруднительно сформировать представление о том, что произошло на издательском поле за последние двенадцать месяцев, даже если новости о более-менее значительных тематических событиях по какой-либо причине обходили вас стороной на протяжении всего отчетного периода. Дождавшись момента, когда накопится критическая масса итоговых шорт-листов, This is a photobook традиционно собрал в одном посте уже опубликованные топы. Это, разумеется, не все ссылки, но большая их часть.

Фото: www.photobookstore.co.uk

Коллеги из блога The Terra Galleria терпеливо отслеживают появление свежих списков и составляют мета-лист из упоминаемых проектов. В нем с 22 голосами лидирует Disco Night Sept. 11 Питера ван Агтмаела. Далее следуют The Epilogue Лайи Абриль (21 голос), Hidden Islam Николо Дегиоргиса (20 голосов) и The Winners Рафала Милаха (16 голосов).

Follow by Email

Архив блога