понедельник, 31 августа 2015 г.

Анонс лекционного проекта «Фотокниги: К истокам медиума»

Общая история фотографии всегда следовала двумя направлениями. С одной стороны, взгляд был обращен на технологические процессы, с другой — анализу подвергался эстетический метод, связываемый с национальными школами, жанрами, иконическими образами и наследием отдельных авторов. Но вне рамок традиционного подхода долгое время оставался крупный исследовательский пласт.

С первых публикаций еще в 40-х годах XIX века книга является в такой же степени естественной средой существования фотографии, что и галерейная стена. Учитывая ранние издательские опыты, можно даже утверждать: книга — первая и наиболее корректная форма презентации фотографии, откуда та позднее перебралась в музейное пространство. Однако, несмотря на это, история никогда не помещала ее в центр внимания.

В последние годы, впрочем, в этой области можно наблюдать значительные перемены. Рост интереса как со стороны исследователей, так и со стороны коллекционеров и фотографов вывел изучение фотокниги на новый уровень. Выпускаются исторические антологии и сборники эссе, по мотивам ретроспективных выставок выходят подробные каталоги.


Эти изыскания в большинстве своем не достигают российских рубежей. В последние два года у нас постепенно набирает обороты культура селф-паблишинга, и знание исторического контекста — и международного, и родного — кажется мне очень важной частью процесса расширения фотокнижного поля в стране. Той частью, что необходима как для потенциальных потребителей изданий, так и для самих авторов. Той частью, что помогает понимать книгу и любить ее, питает опыт современных фотографов, позволяя им видеть не отдельные фрагменты мозаики, а их совокупность.

Чтобы делать крутые книги, мало одних навыков владения профильными программами. Недостаточно и знакомства лишь с сегодняшними примерами медиума. Важно понимать культурный код, сокрытый в современных работах, их ДНК, то есть осознавать общие источники влияния, а не просто собирать объекты копирования.

На протяжении последнего года я читаю лекции по истории фотокниги вживую и в онлайн-режиме. Как правило, это выступления длиной чуть больше часа, в рамках которых я успеваю дать краткий обзор темы, заглянув в самое начало и стремглав пробежавшись по XX веку. Да, времени всегда не хватает (в особенности если ты говоришь о том, что тебе так интересно), но 60 минут на полтора века фотографических изданий— это все-таки экстремальные условия. Стесняют также и географические рамки. Проживая в Челябинске, я чаще всего не имею возможности читать лекции, выезжая в другие города, а соглашаясь на общение по скайпу, всякий раз переживаю за качество связи.

Идея цикла видео под общим названием «Фотокниги: К истокам медиума» родилась из желания преодолеть и временные границы, и, скажем так, пространственные, при этом расширив аудиторию.



В рамках проекта я запланировала 11 лекций. Первая, вступительная, будет посвящена проблеме термина и прообразам фотокниг, созданным в XIX веке. Она станет своего рода пилотным эпизодом этого интернет-сериала. В остальных десяти я расскажу уже о XX столетии. Как фотокнига стала неотъемлемой частью теории и практики модернистов в период между двумя мировыми войнами? И какую роль в этом процессе сыграли работы российских авангардистов? С каких изданий 1930-х начал формироваться современный образ документальной книги? Почему The American Photographs Уолкера Эванса и The Americans Роберта Франка стали ключевыми изданиями в истории формата? Каким образом фотокнига отреагировала на послевоенный ландшафт Европы? Как японские издания 1960-х и 1970-х взорвали фотокнижное поле, а работы европейских авторов отразили протестные настроения конца 1960-х годов? Как художники того времени взяли фотокнигу в оборот и изменили правила игры, как послевоенные поколения фотографов выплеснули на страницы свою страсть и ненависть, а Дюссельдорфская школа их охладила?

Новые эпизоды этого цикла (в свободном доступе окажется только пилотный выпуск) будут появляться раз в две недели в лекционном разделе онлайн-магазина «Фотодепартамента», являющегося партнером проекта, и будут доступны по подписке.

То, что вы увидите, я обозначила как лекционные фильмы. Это, безусловно, не абсолютная история вопроса, но это приглашение вместе прыгнуть вглубь кроличьей норы. И я буду рада, если вы присоединитесь к этому путешествию.


СПИСОК ДОСТУПНЫХ ЭПИЗОДОВ
Лекиция № 0. «В начале была книга». Проблема термина. Прообразы фотографических изданий, созданные в XIX веке.
Лекция № 1. «Осторожно, модерн». Издания русских, европейских и американских модернистов 1920-х и 1930-х годов.
Лекция № 2. «Документ/Пропаганда». Европейские и американские документальные издания, а также феномен советской пропагандистской фотокниги 1930-х годов.
Лекция № 3. «В шесть часов вечера после войны». Голландские, чешские, французские, испанские, итальянские, британские и немецкие фотокниги послевоенного периода.
Лекция № 4. «Нерешающий момент». Американские и европейские издания 1950-х и 1960-х годов, относящиеся к направлению визуального потока сознания.
Лекция № 5. «Это — провокация». Фотокнижный бум в Японии 1960—1970-х.

Пакет из пяти первых лекций по сниженной цене

Двухчастный выпуск (лекции № 6 и № 7)
Лекция № 6. «Я протестую!». Фотографические издания как зеркало протестов второй половины XX века. Американская, европейская и японская классика жанра 1960-х и 1970-х и его современные примеры, выпущенные в новом столетии.
Лекция № 7. «Sex, drugs & photobooks». Фотокниги, появившиеся благодаря либерализации сексуальных нравов в 1960-х. Эксцентричные европейские эротические альбомы, зачинатели дневникового стиля, провокационные исследования природы вуайеризма и дидактические антинаркотические высказывания.

Двухчастный выпуск (лекции № 8 и № 9)
Лекция № 8. «В мире искусства». Формат фотографического издания в руках у художников
1960—1990-х годов. Спорная серия публикаций Эда Руше как точка входа концептуальных практик в фотокнигу. Эксперименты американских и европейских авторов — от Уорхола до Фонткуберты.
Лекция № 9. «Анонимные скульптуры». Фотокниги четы Бехер и учеников и последователей «дюссельдорфской школы». Издания на границе между концептуальным искусством и документалистикой. Естественно-научный принцип каталога как художественный принцип и метод типологии как инструмент для насмешки.

пятница, 21 августа 2015 г.

Тома Совен: «Я одержим Китаем»

This is a photobook публикует перевод интервью, которое Брэд Фойерхельм взял у Тома Совена по случаю выпуска фотокниги Until Death Do Us Part (обзор издания читайте тут).



– Мы с вами вели продолжительную беседу о грузе собирания фотографий и идее противопоставления роли редактора и художника. Мы подробно обсуждали, что коллекционирование и редактирование, пусть даже искусно выполненное, можно понимать… как обычное редактирование. А потом вы отошли от этого и стали художником благодаря вашему таланту в создании по-настоящему важных работ в рамках проекта Beijng Silvermine. Что заставило вас изменить свою позицию как редактора и коллекционера в сторону художника?

– Я полагаю, это произошло естественно, после того как я поделился проектом в формате экспозиций и книг. На протяжении первых лет я потратил много времени, накапливая негативы, контролируя процесс их оцифровки, чтобы увидеть и снова и снова сортировать изображения, чем в известной степени и занимается коллекционер и редактор. Затем я был достаточно удачлив, чтобы получить возможность рассказать о проекте с помощью десяти выставок и двух публикаций, что, само собой, разнообразило характер моей работы. Вероятно, я стал больше художником в тот день, когда должен был ответить на следующие вопросы: что я показываю? Как я это показываю? И, главное, что я хочу этим сказать?

Место для курения: Until Death Do Us Part Тома Совена

На протяжении нескольких лет Тома Совен, француз, обосновавшийся в Пекине, коллекционирует оригинальные негативы, спасаемые им от переработки, главная цель которой — получение содержащегося в пленках нитрата серебра с последующей его перепродажей химическим лабораториям. Каждый месяц он ездит в места утилизации мусора, где килограммами скупает фотографии. Каникулы, встречи с друзьями и в семейном кругу, посещения тематических парков — сюжеты большинства карточек тривиальны. Тем не менее, начиная с появления в КНР в 1985-м первой мейнстримовой камеры Kodak и заканчивая 2005-м, знаменующим взлет популярности цифрового изображения и упадок аналоговой съемки, эти кадры документируют эпоху значительных экономических и культурных изменений в стране. Проект Совена Beijng Silvermine, в рамках которого он разбирает залежи негативов, классифицирует их и демонстрирует на фотофестивалях по всему миру, — это два десятка лет китайской истории, увиденной изнутри и показанной простыми людьми.

Until Death Do Us Part, 2015
Кроме выставочного формата, Тома работает также и с фотокнижным медиумом, избирательно презентующим его обширный архив. В 2013-м в сотрудничестве с Archive of Modern Conflict он выпустил сначала миниатюрный пятитомник Silvermine, номинировавшийся на ряд престижных наград, включая Paris Photo Aperture Foundation First Photobook Award и Deutsche Börse Photography Prize, и отмеченный по итогам года многими экспертами, а после для цикла Amc2 Journal подготовил выборку студийных портретов 1930—1980-х. Обе эти публикации отличали искусная редактура и наличие оригинальной формы, в целом довольно простой в исполнении.

С того момента, как я перестала просто покупать отдельные экземпляры и начала уже осознанно формировать собственную коллекцию, я покинула лагерь поклонников хитроумного дизайна книг. В моем собрании есть несколько таких объектов, и, хотя я питаю к ним нежность, ревизия занимаемых ими стеллажей всякий раз меня ввергает в паническое состояние. Издания, чьи обложки выполнены из хрупкого материала, или работы, заключенные в мудреные футляры, зачастую очень прихотливы в хранении. Такого рода фотокниги, по обыкновению, требуют выделения под них отдельных полок, а таковых, как известно, всегда мало.

Until Death Do Us Part, 2015
Until Death Do Us Part Тома Совена можно было бы отнести к подобным «неудобным» предметам коллекционирования, но не получается. У этого 108-страничного издания скромный размер — оно упаковано в сигаретную пачку (к слову, настоящую, с крошками табака на донышке) и имеет обложку, стилизованную под стройный ряд папирос. Сама затянутая в целлофан, защищающий ее от внешних повреждений, эта коробочка оберегает и фотокнигу, позволяя спокойно поставить ее на полку среди других экземпляров.

Если отбросить все это занудство пытливого собирателя, остается умещающаяся на ладони изящная, продуманная и аккуратно осуществленная работа художника (а Совен, надо признать, шагнул за пределы обычного редактирования архива). Алый корешок вторит цвету пачки, края листов окрашены в золотой, внутри нет никакого текста, за исключением краткой аннотации в самом конце. Этакая «маленькая красная книжица», где вместо изречений Мао представлены визуальные цитаты о табачной культуре Китая (где проживает треть курильщиков мира), нашедшей неожиданное воплощение в здешних свадебных ритуалах. По уже уходящей традиции невеста в КНР должна помочь прикурить каждому приглашенному на торжество гостю, а в паре с женихом они нередко принимают участие в наивных конкурсах и играх, связанных с сигаретами.

«Любовь и смерть идут рука об руку», — поясняет Тома распространенный фотографический сюжет, и кажется, что эта ремарка относится не только к табачному дыму в условиях рождения новой китайской семьи, но и к тому, что делает Совен со своей коллекцией, спасая от гибели почти исчезнувшую аналоговую фотографию.

 

Until Death Do Us Part
Thomas Sauvin
Jiazazhi Press, 2015
1000 экземпляров
108 страниц
53 x 83 x 21 мм
50 фотографий
Твердая обложка, сигаретная пачка






Follow by Email