понедельник, 23 ноября 2015 г.

Артур Бондарь: «У нас была задача создать мемориал поколения»

This is a photobook расспросил украинского фотографа Артура Бондаря о его книге «Подписи войны» (рецензию на нее читайте тут), о краудфандинге, цветовых акцентах в издании и о том, как эта работа вывела на новый уровень его видение собственного проекта.



Одна война на всех: «Подписи войны» Артура Бондаря

Это тот случай, когда не в выставочном формате (хотя мне знакомы разные способы экспонирования проекта), не тем более в качестве онлайн-публикаций, а именно в книжном варианте фотографический материал обретает наиболее точную форму. На протяжении последних трех-четырех лет наталкиваясь на «Подписи войны», я расценивала работу Артура Бондаря как довольно простую историю с ясным документальным посланием, но, впрочем, не с самым очевидным визуальным решением. Важно помнить, что это не серия с классичными снимками российских и украинских ветеранов Второй мировой, а полароиды, каждый из которых сам по себе уже является уникальным, исключительным объектом, что подчеркивает и усиливает отношение к запечатленным на них людям.




воскресенье, 15 ноября 2015 г.

«Фотокниги: К истокам медиума». Анонс лекции № 3. Послевоенные фотокниги Европы

Ох, я же забыла сделать анонс третьей лекции (а уже четвертая на подходе).

Вторая мировая война, несомненно, кардинальным образом изменила европейский физический ландшафт, но, пожалуй, в значительно большей степени она преобразовала ландшафт ментальный. Это случилось, однако, не тотчас. В полной мере обновление общественной памяти и проработка коллективной травмы, нашедшие выражение и в художественной среде, начались позднее. Первые же послевоенные годы в странах, затронутых боевыми действиями, отмечены процессами восстановительными и примирительными. Обе эти темы сразу плотно входят в европейский фотографический контекст, где становятся предметом социального заказа, с одной стороны, и оказываются в центре нового гуманистического движения — с другой.

Как изменение визуального языка в голландской фотографии после Второй мировой проявило себя в книжном формате? Какой из чешских издательских проектов был назван «сюрреалистической медитацией о войне и сопротивлении», а какой — триумфом искусства над трагическими историческими обстоятельствами? Как создавалась дебютная фотокнига Картье-Брессона, ставшая одной из ключевых работ столетия? Почему проекты испанского издательства Lumen их создатели именовали «абсолютно новым концептом»? Чья книга вывела британскую фотографию из состояния лимба? Почему немецкие издания после Второй мировой носили ретроградный характер?



Третий эпизод видеолекционного проекта «Фотокниги: К истокам медиума» посвящен голландским, чешским, французским, испанским, итальянским, британским и немецким работам послевоенного периода.

Подробнее о проекте
Пилот «В начале была книга» (в свободном доступе)
Лекция № 1. «Осторожно, модерн»
Лекция № 2. «Документ / Пропаганда»

среда, 4 ноября 2015 г.

Трое в лодке: Опыт Russian Independent Self-published

Впервые о себе проект Russian Independent Self-published заявил в июне этого года, накануне ViennaPhotoBookFestival, куда московский фотограф Елена Холкина отвезла самиздат нескольких российских авторов, представив эти работы на отдельном столе в рамках книжной ярмарки. Название для коллектива, в чей костяк, помимо Лены, вошли также Наталия Балута и Алла Мировская, придумывалось скорее из соображений необходимости: чтобы выкупить стенд на фестивале, требовалось как-то о себе заявить. Однако выбранная в итоге простая формулировка удачно совместила в себе и ироничное отношение к новообразованной организации, и вместе с тем некое послание, даже манифест.

Небезуспешный опыт в Вене сподвиг художников уже в полном составе отправиться на Unseen в Амстердаме, где участники Russian Independent Self-published выступили не как формальное предприятие, а в большей степени в качестве творческого союза.

Блогу This is a photobook трио активных членов группы рассказало о том, как долго назревала потребность в коллективном взаимодействии, какая реакция европейской аудитории показалась «русским независимым» самой ценной и почему они теперь собираются расширять свою деятельность.

Наталия Балута, Алла Мировская и Елена Холкина на книжной ярмарке Unseen 2015, Амстердам

Follow by Email